При поддержке Министерства культуры Российской Федерации, правительства Москвы и департамента культуры города Москвы

Отчет по пресс-конференции о фильме «Человек неунывающий»

4 октября 2020 года состоялась пресс-конференция по фильму «Человек неунывающий» российского режиссера Андрея Кончаловского. Картина участвует в конкурсе документального кино 42-го Московского Международного кинофестиваля. В пресс-конференции принял участие режиссер Андрей Кончаловский. 
Герои фильма – простые люди, которые своей жизнью отвечают на вечные вопросы: в чем смысл бытия, что такое счастье, что значит любить свою родину. Их сила – в способности изо дня в день делать свое дело, не падать духом и всегда верить в лучшее.
«Задача была найти людей, которые имеют определенную точку зрения. Здесь можно говорить о какой-то национальной черте, но мне не хотелось уходить в этику или патетику. Замысел был очень простой – найти людей, которые в данной ситуации находят какие-то точки опоры. Есть замечательный философ Виктор Франкл, я изучал его труды, когда делал «Рай». Одна из его книг «Сказать жизни «Да», где он выводит свою философию из ситуации, что он каждый день может умереть. Он один из тех людей, который учит нас понимать цель в любой ситуации. Я не знаю более мудрого рассмотрения своей собственной судьбы, чем в работах Франкла», – рассказал Кончаловский.
При работе над картиной его интересовали разные люди, отвечающие на эти вопросы. 
«Есть люди скучные, есть – нескучные, но они не могут ответить интересно. Вообще скучных людей нет, есть только скучные рассказчики, которые этих людей показывают», – подчеркнул режиссер.
Кончаловский признает, что работа над документальным кино отличается от работы над неигровыми картинами. 
«У Брессона есть замечательное выражение «глаз коровы», а есть «глаз мартышки». Знаете, чем они отличаются? Мартышка следит за происходящим, а корова – нет, она видит только то, что входит в поле зрения, в кадр. Это два разных принципа кинематографа, поскольку он в большом смысле этого слова о том, что происходит не только в кадре, но и за кадром. Поэтому попытки познания мира через фиксацию реальности, что называется документальным кино, - это довольно условная вещь. При помощи документальных кадров можно создать абсолютную фальшь. Кирпичики, из которых делается здание, могут быть золотыми, а здание рухнет. А могут быть из кизяка – взял камеру, поснимал что-то, а здание получилось, попытка осмысления случилась. Для меня это интересно само по себе. Снимать кино документальное отличается от того, что снимать художественное. Хотя это разделение фальшивое, потому что сегодня может быть фильм, целиком составленный из реальных элементов, но все придумано, а может быть фильм, который не имеет отношения к реальности, но он получается», – подчеркнул Кончаловский.
Тем не менее он признает, что «форма играет роль».
«Но я последние лет десять думаю о том, насколько мы – кинематографисты обесценили изображение, насколько сейчас кинематограф, и художественный особенно, превращается в такой «глаз обезьяны». Это, знаете, как разница: если взять 1000 долларов однодолларовыми, или одной бумажкой или двумя по 500. Качество другое. Вот так же и с изображением. Оно может иметь очень высокую цену, если ты увидишь и отберешь нужное как режиссер или монтажер. Иногда же сложно и жестоко надо отбирать, чтобы дать качество изображения. Фильм рождается в монтаже. Можно снять замечательный материал и не смонтировать картину или убить ее, а можно снять не очень – а потом сложить на монтаже что-то новое. Это соединение образов, которые рождают смысл», – отметил режиссер. 
По мнению Кончаловского, «любой фильм – это искажение реальности, потому что реальность передать в искусстве невозможно, можно только попытаться передать часть сути». 
«Любое искусство – это ложь, но большое искусство – это ложь, которая помогает понять правду жизни», – подчеркнул Кончаловский. 
Он также высказался по поводу национального характера. 
«Русское сознание – вообще крестьянское. Русский человек до сих пор крестьянин, потому что в России никогда не было буржуазии. Это класс, который, приобретая капитал, получает политическую независимость. В России же всегда капитал зависел от верховной власти. Когда я говорю «крестьянское сознание» – это не плохо. Оно имеет определенные характеристики – очень узкий круг доверия, возвышение соседа воспринимается как угроза собственному благополучию, власть – это всегда путь к деньгам», – отметил режиссер.
Однако русскому человеку на протяжении веков не хватает одного и того же – времени. 
«Чтобы Россия развивалась, нужно в четыре раза больше времени, чем в Италии, потому что очень холодно и много места. А общественная мысль развивается там, где тепло и мало места. Любая культура развивается под влиянием трех составляющих – географии, климата и религии», – подчеркнул Кончаловский. 
Ежедневное фестивальное издание