ОСНОВНОЙ КОНКУРС

ТРЕНИНГ ЛИЧНОСТНОГО РОСТА
THE SECRET OF A LEADER
режиссёр Фархат Шарипов
Казахстан
2018
97’
Европейская премьера
 
Обычный банковский клерк Канат переживает кризис среднего возраста. К сорока годам он перестал мечтать и не видит особого смысла в жизни. Но все диаметрально меняется с появлением успешного Даника…
 
Фархат Шарипов
Родился в Алма-Ате, СССР. В 2007 году окончил Казахскую национальную академию искусств, а год спустя - Нью-Йоркскую киноакадемию. В 2010 году дебютировал в полнометражном кино картиной «Сказка о розовом зайце» (2010). За ним последовали «Инопланетяне ни при чем» (2013) и «4+1» (2016), премьера которого состоялась в программе кинофестиваля в Пусане.
 
Международные права: Antipode Sales & Distribution
www.antipode-sales.biz
 
Настоящее искусство всегда на полшага опережает реальность, но не всегда это происходит так буквально, как в «Тренинге...», ближе к финалу которого банковские клерки обсуждают в лифте возможное переименование Астаны. Кажется, фильм поступил на конкурс ММКФ на несколько дней или недель раньше, чем этот вопрос вообще появился в повестке дня – и столица Казахстана стремительно поменяла название. В остальное время клерки обсуждают возможное переименование Казахстана (чтобы «-стан» не пугал западных туристов), переход на латиницу, замену Дня святого Валентина более патриотически-нравственным аналогом, что-то, связанное с портретами на деньгах, и т.д. Помимо создаваемого комического эффекта и общего ощущения «дня сурка» в этом алматинском (кажется) здании из стекла и стали, досужие разговоры рисуют неуверенность в завтрашнем дне. Впрочем – в этом случае обоснованном: банк вот-вот «сольют», клерков вот-вот сократят, а в жизни самого невзрачного и второстепенного из них – Каната – и вовсе происходят изменения, которые его, скорее, пугают, чем порождают какие-то внятные карьерные ожидания.
 
Канат – классический лузер и «человек без свойств»: он прозябает на мелкой должности, живет с мамой, у которой начался распад личности, спит на диване в кухне «убитого» панельного дома, во дворе которого горланят алкаши. Собственная семья мужчины тоже давно распалась, как и какие-либо перспективы изменить свою жизнь. Вечерами его и остальных сгоняют на невнятные тренинги по личностному росту, на которых какой-то шарлатан изрекает с видом оракула прописные истины – как стать лидером. Сам Канат при этом никак не тянет на роль «альфы»,– в отличие от Даника, дружка студенческих лет, вдруг свалившегося откуда-то ему на голову. «Большой человек», изгнанный (кажется) из столицы, «хозяин жизни» на белом «Мерседесе» с водителем, Даник таскает его в рестораны, сауны и оглушительно безвкусные караоке-бары, в которых устраивает другу свои «тренинги», рассказывая, например, как хорошо ввернуть насилия в сексе с 18-летними «тёлочками». Кажется, Каната всё это пугает, но протестовать он не решается.
 
Фильм Фархата Шарипова можно поделить на две условные части: когда уже кажется, что «всё так и будет», он вдруг меняет темп и будто бы даже жанр. Вначале это гротескное, острохарактерное действо – одновременно и смешное, и статичное, как занудна сама жизнь героя. Точность реплики здесь сочетается с точностью выбранных ракурсов, благодаря которым абсурд находится даже в самых обыденных мизансценах. Комедией это трудно назвать из-за той ощутимой жути, с какой создан «ужас повседневности». Все меняется в сторону чуть ли не детектива, когда без вести пропадает проститутка, которую Даник привозил на очередную попойку. Сюжет с классическим «нравственным выбором», который тут предлагается для Каната, не так интересен, как то, что общая неприязнь к «хозяевам жизни» вдруг начинает сплетаться во вполне внятные подозрения.
 
Понятно, что «школа лидера», которую вдруг проходит алматинский лузер (или все-таки единственный здесь человек совести, пусть и слабый?), не имеет отношения к курсам, на которые он продолжает порой забегать между саунами и бильярдными. Но тезис «Поменяйте свое окружение, исключите неуспешных людей» исполняется им в точности. Затеяв в кругу тошнотворной «элиты» пьяный разговор на тему «народ-то плохо живет», Канат получает от Даника раздраженное: «Вот ты и есть народ, нах. Ты плохо живешь?». Вообще-то, конечно, да, плохо. Но Канат отвечает «Нет». Может быть, в этом гордом «Нет» и таится ответ, почему свинцовые мерзости деградации общества только усиливаются.
 
Игорь Савельев