СПЕЦИАЛЬНЫЙ ПРИЗ ЖЮРИ «СЕРЕБРЯНЫЙ ГЕОРГИЙ»

ЖИЗНЬ МОРСКИХ ОБИТАТЕЛЕЙ
HǍIYÁNG DÒNGWÙ
IN SEARCH OF ECHO
Режиссер: Чжан Чи
Китай
2019
112’
Мировая премьера
 
 
Земную жизнь дойдя до половины, господин Цзу бросает все дела, садится на паром и отправляется на поиски пропавшей жены на остров, где они когда-то познакомились. На острове мертвый сезон и почти нет туристов. Цзу целыми днями гуляет, фотографируя все, что встречается ему на пути. Он знакомится с хозяйкой отеля, флиртует со школьной учительницей и заводит роман с управляющей танцевального клуба. Куда пропала госпожа Цзу, по-прежнему остается загадкой... 
 
Чжан Чи
Работал театральным художником, начинал карьеру в кино с позиции художника-постановщика и монтажера. Автор нескольких короткометражных фильмов. «Морские животные» - его полнометражный режиссерский дебют.
 
Sales: Midnight Blur Films
www.midnightblurfilms.com
 
Волнорезы усиливаются бетонными блоками, которые бывают четырех форм. Тетрапод представляет собой четыре конусообразных луча. Дипод состоит из двух плоскостей трапецеидального сечения... И так далее; зритель почерпнет эту ценную информацию из гугла, если решит проверить, действительно ли блоки, сваленные вокруг острова в «Жизни морских обитателей», бывают таких безумных форм (об их невообразимом количестве и говорить нечего), или же это фантазия режиссера и художника-постановщика. Непонятные слова, фигуры, описание которых парализует воображение: да, все это как нельзя лучше передает настроение фильма Чжана Чи.
 
Это причудливое произведение, не столько даже «сюжетно» (хотя постепенно оно разрастается до двух параллельных вселенных – Цзу-маньяка и Цзу-актера и вообще креатора, обсуждающего роль маньяка), сколько оптически. Собственно, его оптическую новизну и можно назвать самым ценным открытием в фильме. «Новизну» и «открытие» не в том смысле, что Чжан Чи и его оператор и художник предлагают совсем уж неожиданные решения, а в том, что фильм пронизан восторгом человека (скорее уж – ребенка), впервые открывшего для себя оптические эффекты, пусть и простые. Так мальчик, житель острова, смотрит на мир через бутылку, наполовину наполненную водой. Так Цзу, приехавший на остров в поисках пропавшей жены, снимает все – и себя – с помощью олдскульной кинокамеры. Раритетный аппарат тихонечко стрекочет, в очередной раз оставленный где-нибудь на столе (иногда к нему медленно, тягуче подползает лужа крови, но в остальное время Цзу тщательно и даже брезгливо протирает камеру влажными салфетками). За изменение оптики отвечают здесь многочисленные аквариумы, стаканы, зеркала, стеклянные двери и неоновые огни.
 
То, что «повсюду вода», в какой-то момент становится важнее исповедей, которыми делятся с Цзу встреченные на пустынном острове женщины, – а общий смысл слов выпрядается из того, что у каждого кто-то пропал, и это разрастается до метафоры жизни как вечного терзания и ожидания, что вот-вот из тумана покажется корабль или из дождя выйдет человек. Льет дождь, распахиваются окна, всех обдает солеными брызгами, в тазы барабанит, потому что крыши дырявые и текут. Взаимное проникновение двух сред достигает того, что, кажется, вот-вот рыба проплывет по комнате (кстати, и люди тут дерутся с помощью рыб, а с крабом делятся сигаретой). Точно так же к критической черте, за которой уже слияние, подступают две другие среды – реалистичный мир и иллюзорность кинопленки. Логично, что Цзу представляется островитянам киноактером, а прежде чем подступиться к комичной хозяйке гостиницы, грозно выспрашивает у нее, какое из четырех убийств, совершенных им в некоем (выдуманном?) телесериале, понравилось ей больше.
 
Прежде чем самому снять фильм, Чжан Чи работал в кинематографе художником-постановщиком и режиссером монтажа, так что не удивительно, что визуальное многообразие, которое способно дать кино, возводится им в культ. Удивительно, скорее, то, что от него стремится не отстать многообразие вербальное: с цитатами из Теннесси Уильямса, темой головы Будды, аллюзией на хунвейбинов в бродящих по берегу «стражниках» и постмодернистской сшибкой вариантов реальности. Но режиссер не боится усложнять, исходя, видимо, из логики ювелира (продолжим тему прозрачных сред): чем больше граней у кристалла, тем ярче окажется луч, проходящий через него.
 
Игорь Савельев