ЭРА “МСТИТЕЛЕЙ”

За десять лет с небольшим лет, прошедшие с того момента, как Marvel начали экспортировать свою вселенную на киноэкраны в первом своем супергеройском фильме «Железный человек», феномен Marvel успел эволюционировать из комиксовой субкультуры в глобальный культурный феномен, взывающий к соответствующему осмыслению. Киновселенная эта на данный момент функционирует как в некотором смысле самый крупномасштабный сериал в современной истории, и фильмы о Мстителях в ней выполняют роль несущей конструкции, которая не только формально объединяет в рамках одного сюжета сразу несколько культовых персонажей, но и натурально замыкает на себе этот киномир со всеми его хитросплетениями. Настолько, что некоторые из менее удачных марвеловских картин выступают в роли проходных «эпизодов», реальные резолюции сюжетов которых нарочито откладываются авторами до следующего фильма в серии «Мстителей». Эмоциональный центр франшизы – и то, что отличает «Мстителей» от формально главных своих конкурентов из вселенной DC Comics, в которых красивые люди также выступают на экране в парадном латексе – в представленной в этих фильмах энциклопедии современных неврозов, комплексов и фрустраций, на которые с легкостью экстраполируются практически любая зрительская рефлексия. 
 
Представленные в рамках программы «Эра Мстителей» картины «Мстители», «Эра Альтрона» и «Война бесконечности» задействуют с одной стороны классический пафос как эстетическую категорию, с другой – довольно эффектно жонглируют жанровыми традициями – от, понятное дело, комиксу к эпосу, от шуткования и комедии до попыток социального и гражданского высказывания. Герои «Мстителей», что в режиссерской итерации Джосса Уидона, что у Энтони и Джо Руссо – супергерои по формальным способностям, но гораздо реже – по внутренним потребностям. В разношерстной шайке, где-то кто-то летает, кто-то зеленый, кто-то в обтягивающем спандексе, а самый героический герой – неиссякаемый повод для насмешек, мало кто изначально по-настоящему хочет что-то спасать, и большинство персонажей проводят экранное время в попытках наложить собственную экзистенциальный конфликт на общечеловеческую проблематику. Впрочем, у Мстителей и антагонисты любопытные – не столько классические злодеи, сколько страдающие неврастеники с благими намерениями, желающие, в общем-то, тоже что-то такое спасти, но в основном довольно эффективно уничтожающие все на своем пути. И в этом смысле, конечно, четвертая часть франшизы «Мстители: Финал», предпремьерный показ которого также пройдет в рамках  41 ММКФ – кино не только, безусловно, долгожданное, но и еще и до ужаса актуальное.  
 
Ольга Артемьева